Макс Отто фон Штирлиц, придуманный Юлианом Семеновым, - блестящий собирательный образ советских героев-разведчиков времён Великой Отечественной Войны.

   Имеется несколько подлинных фигур в Мире Разведки, которые вполне могли воодушевить писателя. Одна из них –  советский агент, чекист, Яков Блюмкин. Среди его бесчисленных псевдонимов - «Макс» и «Исаев» (Исаем звали деда разведчика). Отсюда и могла появиться фамилия литературного героя, советского агента в тылу фашистского врага, Максима Максимовича Исаева. Свидетельством того, что Блюмкин мог быть прообразом Штирлица, является еще один факт из его биографии. В 1921 году он был заслан в прибалтийский город Ревель (ныне - Таллин). Там, разведчик, под видом ювелира, отслеживал вероятные связи советских сотрудников Гохрана с иностранными агентами. Семенов применил этот эпизод для написания романа «Бриллианты для диктатуры пролетариата».

   Характер и биография Штирлица собирались, как пазл, из разрозненных эпизодов жизней различных людей. В одной из серий киноэпопеи о нем упоминается как о берлинском чемпионе по теннису. Только один советский разведчик был теннисистом – Коротков А. М. Но чемпионом в этом виде спорта он не являлся, иначе не стал бы хорошим агентом. Разведчик не может быть такой приметной фигурой.

   Еще одним прообразом «советского Бонда» считается немец, гауптштурмфюрер СС и «истинный ариец» Вилли Леман. Про этого человека известно, что он долго сотрудничал с СССР и был одним из ценнейших агентов. Точные мотивы его поступков не известны. Очевидно, немалую роль сыграли и идейные соображения. Не все в стане Третьего Рейха симпатизировали господствующей идеологии.
Были также версии, что шпионом Леман стал из-за одного проигрыша на скачках в 1936 году. Один знакомый, оказавшийся впоследствии агентом советской разведки, одолжил ему денег. После этого эпизода и произошла вербовка Лемана. За очень важные сведения он получал от Советского правительства неплохой гонорар. В 1942 году фашисты раскрыли предателя в своих рядах, и Леман был расстрелян.

   Четвертым прототипом Штирлица в разных источниках называют еще одного разведчика – Михаила Михалкова, брата поэта Сергея Михалкова. Во время войны Михаил Владимирович оказался в немецком плену. Ему удалось бежать и скрыться от преследования. Этот опыт послужил толчком для его будущей деятельности в качестве агента-нелегала. Михалков поставлял советской армии ценные военные сведения.
В 1945 году его арестовала контрразведка «СМЕРШ» и обвинила в шпионаже в пользу немцев. 5 лет Михаил Владимирович отсидел в тюрьме и только в 1956 году был полностью реабилитирован. Юлиан Семенов был женат на его родственнице, Екатерине Кончаловской. Наверняка личность Михалкова могла вдохновлять его во время написания романа.

   «Музой» Семенова вполне мог быть и разведчик Норман Бородин, сын Соратника Ленина Михаила Бородина. С Норманом писатель общался лично, много знал о его сложной и захватывающей жизни. Людей, которые могли стать прототипами Штирлица, множество. Схожая судьба была у многих советских агентов, работавших на победу во вражеском тылу. Несокрушимый разведчик Исаев – блестящий собирательный образ всех этих героев.