МЕТОДЫ РАЗВЕДШКОЛ ☭ Английский, Испанский, Итальянский, Немецкий, Французский языки в Перми.

Без зубрёжки и домашних заданий: Американский и Британский английский, Испанский, Итальянский, Немецкий, Нидерландский, Французский

Объявление

Внимание! Если вы видите сообщение: Ссылка, по которой Вы пришли неверная или устаревшая. Это значит, что вы забыли войти на сайт под своим именем!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » МЕТОДЫ РАЗВЕДШКОЛ ☭ Английский Испанский Итальянский Немецкий Французский языки в Перми » ОФФТОП: ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ И ПРОЧЕЕ » Цена Победы: Сколько платили во время Великой Отечественной и за что?


Цена Победы: Сколько платили во время Великой Отечественной и за что?

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Великая Отечественная Война не перестает поражать малоизвестными фактами:
КАТАЛОГ БЕСПЛАТНЫХ ПРОГРАММ ДЛЯ СКАЧИВАНИЯ (образы дисков *.ISO)
http://img-fotki.yandex.ru/get/6425/14576209.ba/0_ccaa3_fc16d2c0_orig.jpg

В годы войны в Красной Армии существовали многочисленные денежные премии для бойцов и командиров: добавочные выплаты «премий по результатам боевой работы».

В советское время этот  вид поощрения бойцов во время войны весьма редко освещался в советской художественной и исторической литературе, да и в кинематографе нигде об этом не упоминалось.

Вероятно, тогдашнее советское руководство, отвечавшее за идеологию опасалось, того, что у простых обывателей может сложиться впечатления, что на ратные свершения бойцов двигала не ненависть к врагу и стремление защитить Родину, а меркантильный интерес.

Да, интерес был, так как это были живые люди, многим фронтовикам хотелось и орден получить, а если к этому ордену выдавали ещё и несколько сотен рублей за подбитый вражеский танк или самолет, то от них никто не отказывался.

А вот так называемый меркантильный интерес, тот, которого опасались идеологи, стоял у фронтовиков, как показала война, где то там, на самом последнем месте. Подавляющее большинство советских людей воевали не за награды и денежные поощрения, а просто, потому что это было надо.

Вот как об этом вспоминает ветеран ВОВ старший сержант Зинаида Иванова (воевала в составе 377-й стрелковой дивизии, снайпер): «На фронте нам не давали ни копейки. Всё уходило в Фонд обороны и на займы. И я считаю, что это было правильно. В Европе мы жили на трофеях, а первые деньги нам выдали лишь после Победы. Помню, это было 400 рублей. Ещё каждый получил посылку с хорошими подарками».

Первыми кого решили поощрять материально стали летчики дальней бомбардировочной авиации, которые провели первую бомбардировку Берлина в ночь с 7 на 8 августа 1941г.

Из Приказа Народного комиссара обороны И.Сталина №0265 от 8 августа 1941г.: «Объявляю благодарность личному составу самолетов, участвовавших в полете.

Вхожу с ходатайством в Президиум Верховного Совета СССР с награждении отличившихся.

Выдать каждому члену экипажа, участвовавшему в полете, по 2 тысячи рублей.

Впредь установить, что каждому члену экипажа, сбросившему бомбы на Берлин, выдавать по 2 тысячи рублей.

Приказ объявить экипажам самолетов, участвовавших в первой бомбежке Берлина, и всему личному составу 81-й авиадивизии дальнего действия».

Всего через десять дней, 19 августа 1941г. вышел новый приказ Наркома обороны СССР И.Сталина № 0299 «Приказ о порядке награждения летного состава Военно-воздушных сил Красной армии за хорошую боевую работу и мерах борьбы со скрытым дезертирством среди отдельных летчиков».

Согласно этому документу за каждый сбитый вражеский самолёт противника лётчик-истребитель получал 1000 рублей.

Кроме того, премии выплачивались «за успешные штурмовые действия по войскам противника» (от 1500 до 5000 рублей в зависимости от количества вылетов), «за уничтожение самолётов противника на аэродромах» (от 1500 до 5000 рублей).

А ещё каждому члену экипажа ближнебомбардировочной и штурмовой авиации «за выполнение боевых заданий по уничтожению и разрушению объектов противника» выдавали от 1000 до 5000 рублей премиальных (в зависимости от количества вылетов и времени суток), экипажам дальнебомбардировочной авиации «за бомбардировку промышленных и военных объектов» — 500 рублей. Кстати, если бомбили так называемый политический центр (Берлин), то сумма выплат увеличивалась в 4 раза.

Кроме того, в данном приказе было четко указано, как определять наличие побед летчиков-истребителей: «Результаты боевых действий по аэродромам противника должны быть подтверждены фотографированием или разведывательными данными.

Летчики, применившие в воздушном бою таран самолета противника, также представляются к правительственной награде.

Количество сбитых самолетов устанавливается в каждом отдельном случае показаниями летчика-истребителя на месте, где упал сбитый самолет противника, и подтверждениями командиров наземных частей или установлением на земле места падения сбитого самолета противника командованием полка».
Данный приказ также определял порядок поощрений за безаварийность и сбережение материальной части, раздел III приказа указывал: «независимо от стажа и командной категории, за каждые 100 полетов, за исключением полетов по кругу, без всяких летных происшествий — получают награду 5000 рублей.

Потеря летчиком ориентировки при выполнении полета исключает возможность получения денежной награды; технический состав, обслуживающий самолеты, получает денежную награду в размере 3000 рублей при условии безотказной работы материальной части и при отсутствии невыходов ее в полет за каждые 100 самолето-вылетов; руководящий инженерный состав получает 25 % денежной награды от общей суммы премирования технического состава части.

За быстрый и качественный восстановительный ремонт самолетов личный состав походных авиаремонтных мастерских премировать денежной наградой в размере 500 рублей за каждый восстановленный самолет.

За восстановление свыше 50 самолетов помимо денежной награды личный состав ПАРМов командованием дивизий представляется к правительственной награде».

Раздел IV определял: «Меры борьбы со скрытым дезертирством среди отдельных летчиков

Командирам и комиссарам авиадивизий все случаи вынужденных посадок с убранными шасси и другие летные происшествия, выводящие материальную часть самолетов из строя, тщательно расследовать.

Виновников, совершивших посадки с убранными шасси или допустивших другие действия, выводящие материальную часть из строя без уважительных причин, рассматривать как дезертиров и предавать суду военного трибунала.

Приказ ввести в действие с 20 августа с. г, передать в части ВВС по телеграфу и прочесть всему личному составу».

Следующими за летчиками поощрять стали десантников, уже 29 августа 1941 года Сталин подписал приказ № 0329 «Об улучшении руководства воздушно-десантными войсками Красной Армии». Согласно приказу, «за каждое участие в боевой десантной операции весь состав, принимающий непосредственное участие в таковой, получает: начальствующий состав — месячный оклад; рядовой и младший начальствующий состав — по 500 рублей».

Следующие приказы о поощрении были изданы, почему-то, для ремонтников, а не для танкистов или пехотинцев, получается, что Верховное командование Красной Армии в начале 1942 г. было больше заинтересовано в эвакуации с поля боя своей поврежденной бронетехники и артиллерийских вооружений, а также в их скорейшем ремонте.

Известно, что в соответствии с приказом Сталина № 0357 устанавливалась денежная награда бойцам, сумевшим эвакуировать выведенный из строя танк с территории противника.

Так, за танк КВ платили 5000 рублей, Т-34 «стоил» 2000 рублей, Т-60 и Т-70 — 500 рублей. Параллельно были введены премии за быстрый и качественный ремонт вооружения, а также сдачу уничтоженных советских и немецких танков и другой техники в металлолом.

За каждый отремонтированный танк типа КВ, за его средний ремонт, боец ремонтник мог получить 800 рублей, за Т-34- 500 рублей, столько же, сколько потом стали платить за каждый подбитый вражеский танк.

Вскоре, наконец-то в соответствии с приказом Сталина от 24 июня 1943 года за № 0387 «танковая» премия полагалась теперь уже всем без исключения бойцам Красной Армии.

Данный Приказ назывался так: «О поощрении бойцов и командиров за боевую работу по уничтожению танков противника».

Размеры танковой премии, как и в случае с авиацией, были разные. Так, например, если танк уничтожался из противотанкового ружья, то наводчику полагалось 500 рублей, а его помощнику, тому, кто носил это ружье и стрелял из него вместе с первым номером только 200 рублей.

Если вражескую машину подбивали танкисты, то командиру и механику-водителю выплачивалось по 500 рублей, это понятно, так как именно от них зависел успех боя, остальным членам экипажа по 200.

По такой же схеме премировались артиллеристы, это по 500 рублей наводчик и командир, по 200 рублей — остальной состав орудийного расчёта.

Больше всего везло тем, кто подрывал танк гранатой: в этом случае герою полагалась 1000 рублей. Если же танк забрасывали гранатами несколько бойцов, то сумма вознаграждения поднималась до полутора тысяч и делилась между всеми поровну.

А как обстояли дела с выплатой этих премий? Одни исследователи этого вопроса утверждают, что проблемы с выплатами были, якобы из того, что иногда было трудно установить, кто именно подбил танк на поле боя, особенно если огонь по нему вели сразу несколько орудий.

Например, в боях на Курской дуге, на одном из участков фронта по одному германскому Фердинанду долбили сразу одновременно рота Т-34 и батарея ПТО, как потом считали кто добил этого слона, непонятно. Максим Кустов в своей книге «Цена победы в рублях» пишет:

«Одни фронтовики говорят, что получали премиальные, другие это категорически отрицают. У кого-то замполит отбирал деньги в Фонд Обороны. Но чаще все-таки вспоминают о том, что действительно получали деньги за сбитые самолеты и подожженные танки. Похоже, что выплаты зависели, прежде всего, от распорядительности командования и военных финансистов в частях и соединениях».

А бывало и так: «Перед Яссо-Кишиневской операцией в 233-й танковой бригаде на митинге личного состава было принято решение причитающиеся премии за уничтоженные (подбитые) танки и самоходки противника впредь перечислять семьям погибших в прошедших боях однополчан.

К примеру, первый танковый батальон под Веспремом и в Вене сжег и повредил 34 вражеских танка и самоходки. Личному составу его подразделений следовало выплатить 34 000 рублей. Вот эта сумма, по 2000–3000 рублей, рассылалась семьям погибших фронтовиков. Эта единодушная воля экипажей боевых машин неукоснительно выполнялась до последнего дня Великой Отечественной войны». (М.Кустов «Цена победы в рублях»)

Также играло роль ещё и то обстоятельство, что командиры частей вовремя не оформляли так называемые акты подбития. По этому вопросу на фронте даже работала специальная комиссия финансового управления НКО, которая пришла к неутешительным выводам. Так, например, выяснилось, что во 2-м гвардейском Николаевском корпусе не было оформлено премий за 18 подбитых танков, в 62-й гвардейской стрелковой дивизии не оформили 25 танков, в 41-й гвардейской артиллерийской бригаде — 8 танков, в 14-й механизированной бригаде забыли оформить 32 танка и 5 самоходок.

Рекорд побила 36-я танковая бригада, где по состоянию на апрель 1945 года не были выплачены премии за 75 танков и 40 САУ.

Своя премиальная сетка существовала и в Военно-морском флоте. Экипажи кораблей получали премию в зависимости от класса потопленных судов противника.

Так, за потопленный эсминец или подлодку командиру и штурману нашего корабля причиталось по 10 000 рублей, а остальным членам экипажа по 2500 рублей.

За транспорт — по 3000 рублей и 1000 рублей соответственно. За сторожевик — 2000 и 500 рублей. За буксир — 1000 и 300. То есть потопленный миноносец стоил пяти бомбежек Берлина! Самая большая премия досталась Герою Советского Союза летчику М. Борисову — он торпедировал линкор «Шлезиен» — 10 000 рублей.

Помимо премий существовали также поощрительные надбавки к денежному довольствию. Рядовому составу отдельных отличившихся в боях гвардейских частей доплачивали 100% к основному окладу (офицерам — 50), отдельный оклад получали снайперы (от 25 до 200 рублей), десантники (от 15 до 25% основного оклада)… В 1942 году были введены надбавки за классную квалификацию, а также повышены оклады командирам и комиссарам дивизий (на 37,5%), бригад (на 25%) и полков (на 44%).

Одни исследователи утверждают, что роль существовавших в военные времена поощрительных денежных надбавок была не существенной, другие с цифрами в руках доказывают обратное, так например, по их мнению, разница в деньгах между начальниками и подчиненными была большая. Однако система стимулирующих выплат и надбавок ее во многом сглаживала. Так, ст. сержант — пилот По-2, Герой Советского Союза получал: оклад — 1200 руб. в месяц + 25% гвардейских + 25% фронтовых + 10% за вылет. Итого — 1920 руб. получалось, что боевой пилот получал даже больше комполка, но это в идеальном случае. Командиры полков, как правило, сами были героями и сами летали.

А как с поощрениями было у наших противников в германском Вермахте?

Выясняется, что ничего похожего на нашу систему выплат у немцев не было. Пилотов люфтваффе за наши сбитые самолеты награждали орденами. Правда, считали немцы наши подбитые самолеты тоже своеобразно. У них победы подтверждались, просто, часто было достаточно только одного подтверждения ведомого или фотоконтроля. Собственно, падение самолета их не интересовало, особенно к концу войны, вот от этого и такие огромные цифры уничтоженных советских самолетов.

За подбитые русские танки их стали поощрять лишь с 1944 года. За наш ИС-2 полагался внеочередной отпуск. Иногда — продуктовая посылка семье «от фюрера».

По воспоминаниям многих воевавших, большинство наших солдат денег находясь на фронте фактически не видели. Часть своего денежного довольствия фронтовики в добровольно-принудительном порядке отдавали в качестве взносов в Фонд обороны.

Известно, что всего за время войны подобным образом было перечислено 8,4 миллиона рублей и приобретено облигаций на 11 миллионов рублей. Кроме того, каждый желающий мог открыть счёт в банке. Кстати, таких желающих было достаточно много. Например, в 1943 году по безналу было перечислено 65% общего фонда денежного довольствия.

Офицеры же большую часть своих денег перечисляли родным в тыл. Для этого родственникам выдавались специальные денежные аттестаты, по которым они получали деньги в райвоенкоматах. Кстати, эта система сыграла позже весьма серьёзную роль. Дело в том, что многие офицеры потеряли связь со своими семьями, которых эвакуировали в тыл. А вот при розыске родных им очень помогли военные финансисты.

Многие семьи лишились на фронте своих отцов, поэтому государство старалось хоть как-то облегчить им существование. Размер пенсий по потере кормильцев был единым, несмотря на звание и должность, которую занимал погибший военнослужащий. Если он погиб непосредственно на фронте, выплаты составляли от 30 до 60 рублей в месяц (в зависимости от количества нетрудоспособных членов семьи). В других случаях платили от 25 до 45 рублей — сумма по тем временам более чем скромная.

Отредактировано Каланча (08.07.2013 12:15:02)

+1

2

Как же теперь родственникам солдат получить свои деньги?

О том, что семьи солдат Великой Отечественной войны могут претендовать на вклады 1942-1945 годов, корреспонденту tihonow.ru рассказал заведующий музеем-мемориалом ВОВ Михаил Черепанов.

Он уточнил, что речь идёт не о компенсациях семьям, а именно о вкладных книжках самих военнослужащих. Эти документы появились у каждого солдата в 1942 году, и на них Госбанк СССР начислял фронтовикам зарплату. Но мало кто знает, что после смерти бойца эти книжки должны были хранить в архиве полевого учреждения «Красноармейское» Госбанка СССР, а ныне Центробанка России.
Солдаты не видели своих зарплат

– Я узнал об этих вкладах лишь в октябре 2011 года от коллеги из Архангельска Игоря Ивлева, – обратил внимание Михаил Черепанов. – Не знали о вкладах и родственники погибших. А это говорит о том, что банковские работники не заботились о том, чтобы вместе с похоронкой, как и полагалось, высылать вдове или детям информацию о вкладе. А между тем, только номер вклада позволял обналичить счёт.

http://static2.aif.ru/pictures/201201/vklad.gif

В годы войны красноармеец получал 10 рублей в месяц, а рядовой лейтенант – 200 рублей, отметил Михаил Черепанов. К тому же, особые премии бойцам начисляли за проявленное мужество, сбитые самолёты, уничтоженные танки и другие заслуги. Однако сами солдаты этих денег, как правило, не видели.
Дело в том, что в 1942 году полевые учреждения Госбанка СССР перешли на безналичные операции с вкладами. Такая система была удобна не только бойцам, которым до сих пор приходилось тратить время на перечисление средств через почтовые отделения, но и для государства, которое тем самым мобилизовало деньги военных.

Но сразу после войны в этой системе обнаружили бреши. Как подтвердил корреспонденту tihonow.ru Игорь Ивлев, в мае 1945 года вышел совместный приказ финансового управления Наркомата обороны и Управления полевых учреждений Госбанка СССР, в котором говорилось: «…выявлены серьёзные недостатки в работе некоторых финансовых органов и полевых учреждений Госбанка по выполнению завещаний вкладчиков-военнослужащих, погибших на фронтах Отечественной войны. Установлены случаи, когда начальники финансовых органов войсковых частей и соединений... задерживали у себя вкладные книжки погибших и пропавших без вести военнослужащих вместо немедленной передачи этих вкладных книжек полевым учреждениям Госбанка. В ряде случаев вкладные книжки погибших военнослужащих направлялись... по месту призыва военнослужащих, минуя Госбанк. Отдельные из таких вкладных книжек терялись».

Всё это привело к тому, что к концу войны в Госбанке СССР находились невостребованные вклады на сумму более 3 млрд рублей! А вот вернуть деньги погибших солдат за без малого 70 лет удалось лишь единицам.
– Некоторые россияне всё же получили небольшие вклады погибших, – рассказал Игорь Ивлев. – Но сделать это было очень трудно. Так, известен случай, когда житель Краснодара Виктор Сидоров попытался получить вклад отца – Героя Советского Союза, погибшего в 1943 году. О том, что вклад существует, стало известно ещё в 1985 году. Но Госбанк сначала требовал решения нотариальной конторы и суда о признании членов семьи наследниками вклада, потом отказывался их признавать. В итоге деньги удалось получить только после деноминации в 1998 году, когда они обесценились. Вместо 5332 советских рублей вдова получила только 50 российских. К тому же, это оказалась вовсе не зарплата с премиями за 23 сбитых самолёта, а деньги на похороны Героя.

http://static2.aif.ru/pictures/201201/vkl.gif

Неудивительно, что такие неудачные попытки заставляют тех, кто знает о существовании вкладных книжек, задуматься: стоит ли тратить время и силы на бесполезное «выбивание долга». Впрочем, как утверждает Михаил Черепанов, известен и пример, когда семья погибшего из Москвы получила вклад на сумму около 3 млн рублей, которой хватило на покупку квартиры.
Как же родственникам погибшего отстоять право на вклад и получить деньги?

В первую очередь, необходимо найти точные данные о бойце. Кроме фамилии, имени, отчества и даты рождения родственника, вам понадобятся сведения о месте службы (полк, дивизия, бригада), военной части, где был открыт вклад, а также дате смерти. За такой информацией нужно обращаться в тот военкомат, откуда призывали солдата. Если же вам неизвестен пункт призыва, то можно воспользоваться базами данных, которые есть в Интернете.

После того, как вы добудете данные о погибшем, нужно доказать, что вы его прямой родственник. Обычно солдаты завещали свои вклады жёнам. Имена из завещания вписывали на страницу вкладной книжки. Так что вдове, как правило, достаточно приложить свидетельство о браке и копию паспорта. Детям же погибшего, кроме копии паспорта, понадобится свидетельство о рождении с указанием имени родителя, а также доказательство того, что именно они – наследники вклада. Таким доказательством может стать, например, решение суда или нотариальной конторы о праве наследования родительского имущества.

http://static2.aif.ru/pictures/201201/izv.gif

Это подтверждено действующим письмом ЦБ РФ №55 от 22 сентября 1993 года «О ведении операций с полевыми учреждениями Центрального Банка РФ по вкладам военнослужащих». В нём указано: «Наследниками являются лица, которым завещаны вклады, и лица, признанные наследниками по закону. При отсутствии завещательного распоряжения вклад умершего вкладчика переходит к наследникам по закону, при условии, что их наследственные права подтверждены свидетельством нотариального органа о праве наследования».

Заручившись такими доказательствами, пишите заявление в полевое учреждение банка «Красноармейское», чтобы вам сообщили номер вклада бойца, сумму остатка на счёте, а также выписку об операциях по этому вкладу.
– При документальном подтверждении прямого родства Центробанк РФ считает возможным произвести выплату, – объяснил Игорь Ивлев. – Сотрудники ЦБ РФ устно подтвердили мне, что остатки вкладов времён войны аккуратно индексировались весь послевоенный период, и сейчас, вероятно, насчитывают не менее сотни млрд. рублей.
Как сообщается в том же письме ЦБ РФ №55, «выплата завещанных и не завещанных вкладов наследникам производится Красноармейским отделением ЦБ РФ в Москве, которое переводит вклады для выплаты наследникам в ближайшее к ним учреждение банка».

При этом в том же письме указано, что «вклад выплачивается с начислением по нему процентов: до 1 января 1993 года в размере 2% годовых; с 1 января 1993 года в размере 20% годовых, а с 1 апреля 1993 года в размере процентных ставок, устанавливаемых Советом директоров Сбербанка России по вкладам до востребования».
Не просто «копейки», а ценные документы

Заявление с документами нужно отправить по адресу: 107016, г. Москва, ул. Неглинная, д. 12, Центральный банк РФ, полевое учреждение «Красноармейское». Телефоны: (495) 598-79-93 и 598-79-14. Однако, получить информацию по этим номерам не так просто. Если раньше сотрудники Центробанка РФ поясняли, что «копеечные компенсации выплатят по заявлениям», то в связи с поднявшимся вокруг этой темы ажиотажем они же теперь коротко отвечают: «Никаких компенсаций мы не платили, не платим и платить не собираемся». Похоже, выплат придётся добиваться через суд.

Впрочем, поисковики сходятся во мнении, что независимо от того, остались ли на счёте погибшего «копейки» или «миллионы», родственникам необходимо добиваться выдачи вкладной книжки, потому что она несёт особую документальную ценность. Возможно, именно архив Центробанка РФ поможет узнать информацию о тысячах пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны.

+1


Вы здесь » МЕТОДЫ РАЗВЕДШКОЛ ☭ Английский Испанский Итальянский Немецкий Французский языки в Перми » ОФФТОП: ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ И ПРОЧЕЕ » Цена Победы: Сколько платили во время Великой Отечественной и за что?